Тематические мысли

О способах смотреть на мир


Previous Entry Share
Кризис программирования 0.5
dimka_vn

В предыдущей части мы рассматривали первую ключевую инновацию в IT. В 1790–1830-х годах во Франции было создано и успешно функционировало правительственное учреждение, способное решать чисто вычислительные задачи при гигантском объёме работы по сравнению с возможностями одного человека. Впервые в истории, во-первых, на такой тип задач возник спрос, во-вторых, были выделены ресурсы и, в-третьих, разработана приципиальная масштабируемая методологическая схема решения.

Почин французов сравнительно быстро подхватили другие развитые государства. Небольшие вычислительные отделы, работающие по схеме барона де Прони, появились при государственных статистических департаментах, в военных ведомствах — для расчёта артиллерийских таблиц, планирования операций, — при министерствах финансов и в фискально-налоговых службах. В первой половине XX века подобные отделы появились в крупных корпорациях, и помимо вышеперечисленного круга задач стали проводить инженерные и научные расчёты, а в военных учреждениях заниматься проблемами ПВО и шифрования. Расцвет вычислительных отделов и учреждений пришёлся на 1940–1950-е годы, когда США и СССР реализовывали атомные проекты.

Во всей этой истории примечательны два обстоятельства. Во-первых, масштабные вычислительные проекты при ручной (мануфактурной) организации работы являются крайне затратными. И, как следствие, во-вторых, лишь у государств и крупного капитала бывает достаточно стимула и ресурсов для запуска таких проектов. Те страны, которые в силу культурных и экономических особенностей не склонны к созданию крупных бюрократических структур, оказываются в рядах отстающих.

Первой такой отстающей страной стала Англия. В эпоху Наполеоновских войн она конкурировала с Францией за контроль над Европой и миром. Однако сам дух индивидуализма и обычаи ведения дел в Англии — по тем временам, ещё до эпохи крупного капитала — исключали возможность создания правительственного учреждения французского образца. Однако были в Англии люди, которых беспокоили успехи французской бюрократии. Одним из таких беспокоящихся был ныне довольно известный в IT математик Чарльз Бэббидж.

Ему было невозможно добиться от английского правительства создания вычислительного департамента. Никаких крупных организационных и вычислительных проектов Англия не затевала. И даже систему мер и весов до сих пор сохраняет прежнюю. Никакие примеры французской науки, качества справочных материалов на английских лордов впечатления не производили. Особенно когда речь заходила о крупных ассигнованиях. И тогда Бэббидж выдвинул инициативу на специфический английский манер: создать механическую машину для вычислений.

Механические машины — это была гордость Англии начала XIX века. Это было конкуретное преимущество страны. Это был способ невиданного повышения производительности труда, удешевления товаров и, как следствие, возможность экономического доминирования в Европе. Бэббидж увидел, что в схеме де Прони последний уровень иерархии — вычислители — занят совершенно рутинным, монотонным трудом. Именно таким, который Англия с успехом механизировала на своих фабриках, снижая издержки производства и обходя конкурентов по качеству результата и скорости его получения. Поэтому Бэббидж в 1810–1820-х годах задумал, а в 1830–1840-х годах усовершенствовал проект вычислительной машины — той самой, которая сейчас именуется компьютером.

Проект машины вызвал больший интерес у английского правительства. В первую очередь тем, что, как и любая машина, требует пусть и заметных, но разовых затрат. В отличие от бюрокрагического аппарата, поглощающего средства постоянно. К тому же такой проект не ставил Англию в положение догоняющей Францию страны, а открывал самостоятельный путь развития. Некоторые ассигнования Бэббидж получил. Но, сталкиваясь с рядом чисто инженерных и технических трудностей, за 15 лет он так и не сумел достроить свою машину. Государственной важности вычислительных задач Англия перед собой по-прежнему не ставила, терпение правительства лопнуло, и дальнейшее финансирование проекта было остановлено. Далее Бэббидж действовал самостоятельно, но также без успехов.

Несмотря на отсутствие работающего прототипа инженерный вклад Бэббиджа в конструирование компьютеров до сих пор остаётся решающим. Все основные конструктивные элементы, их функциональная схема в нынешних компьютерах до сих пор основаны на идеях Бэббиджа.

Эта версия кризиса получила номер 0.5 оттого, что собственно проблем программирования здесь ещё нет. Эта лишь история второй важнейшей инновации в IT. И история эта поучительна так же, как арифмометр Леонардо да Винчи: без общественного или государственного спроса на результат гений-одиночка работает лишь «в стол», выглядя в глазах окружающих докучливым попрошайкой денег. Несмотря на историческую значимость изобретения, которая раскрывается десятиления или века спустя.


?

Log in